Вахитов Р. Р.

Вахитов Р. Р.
01/11/2016 hr-archive

Правильно ли лечат наши университеты?

ВАХИТОВ Рустем Ринатович

кандидат философских наук

доцент Башкирского государственного университета

г. Уфа

 

Сегодня часто проблемы нашего университетского образования описывают при помощи метафоры болезни. При этом имеется в виду, что «болезни» у университетов России и Запада общие и поэтому и методы «лечения» схожи.

Я в своем докладе хотел бы поставить вопрос иначе. Можно напомнить известные слова одного из американских советников команды Гайдара, экономиста Джеффри Сакса, которые он сказал про свои ощущения от попытки реформировать советскую, российскую экономику: «Мы положили больного на операционный стол, вскрыли грудную клетку, но оказалось, что у него другая, неизвестная нам анатомия».  Возможно и наши университеты имеют совсем другую, непохожую на западную, анатомию и они только по названию тождественны западным университетам, а по сущности своей и по социальным функциям, радикально отличаются. Тогда не исключено, что методы лечения, применяемые  к нашим университетам, совсем им не подходят…

Теоретической основой доклада является концепция «образовательного раздатка», которую я изложил в книге «Судьбы университета в России: имперский, советский и постсоветский раздаточный мультиинститут» (Москва, Страна Оз, 2014). Согласно ей Россия  на всем протяжении своего исторического пути (за исключением коротких промежутков либерализаций) являлась ресурсным государством с раздаточной экономикой и соответствующими  ей формами культуры. К ним относится и университетское образование, которое в отличие от западного, было ориентировано на раздаток знаний и умений и распределение специалистов по социальным группам – «сословиям». Советская система университетов кроме того была «вмонтирована» в государственную плановую экономику (планы по приему, распределение специалистов). Попытки адаптировать эту систему к рынку труда ожидаемо оказались   малоэффективными, а реформирование системы по образцу западных образовательных учреждений, без учета ее специфики, вылилась лишь в «косметическую» реформу.